Синдром Дауна

В 1998 году Анна родилась с синдромом Дауна, она преодолела это «генетическое расстройство» благодаря применению Германской Новой Медицины.

Фото слева: Анна в возрасте четырех с половиной лет.
Фото справа: Анна через три месяца после GNM-терапии

До GNM-терапии Анна считалась в целом недееспособной, как физически, так и умственно. Врачи поставили ей диагноз: на 60% физически неполноценна.

Это включало частичный паралич ее ног. В возрасте четырех с половиной лет ее умственное развитие и словесные навыки были на уровне годовалого ребенка. Родители Анны испробовали все официально признанные методы лечения детей с особыми потребностями, но они не дали результатов.

В 1998 году мать Анны, сама врач, обратилась к доктору Хамеру за советом.

«Исследователю следует быть скромным. Поэтому мы должны воздержаться от утверждения, что мы можем вылечить болезнь Дауна, тем более, что только сами пациенты, поддерживаемые их семьей, смогут это сделать.

Однако мы можем сказать, что мы распознаем все симптомы Специальных Биологических Программ болезни Дауна, с которыми мы знаем, как работать.

То есть, если мы сможем ввести Биологические Программы в фазу восстановления, это приведет к нормализации и, следовательно, к излечению болезни Дауна в каждом отдельном случае».

Доктор Хамер (Vermächtnis einer Neuen Medizin)

Первым шагом был анализ снимков КТ мозга Анны, чтобы определить, какие типы конфликтов были вовлечены.

Среди нескольких других, КТ головного мозга выявила два «слуховых конфликта» («Я не хочу слышать это!»), видимых как Очаги Хамера в областях коры головного мозга, которые контролируют правое и левое внутреннее ухо.

Два слуховых конфликта ввели Анну в «шизофреническую констелляцию». В терминах GNM «шизофреническая констелляция» относится к конфликтной активности, затрагивающей как правую, так и левую сторону мозга (см. рисунок).

Воздействует ли конфликт на правую или левую сторону коры головного мозга, определяется латеральностью человека, а также тем, связан ли конфликт со стороной мать/ребенок или партнером. Существует также перекрестная корреляция между мозгом и органом.

Первый слуховой конфликт Анны был вызван постоянным шумом отбойных молотков в здании, где ее мать работала на протяжении всей беременности. Поскольку Анна левша, ее первый конфликт, связанный с матерью, отразился на левом полушарии мозга, затрагивая ее правое ухо.

Ее второй слуховой конфликт был вызван визгом циркулярных пил от вырубки деревьев вокруг дома. Эти шумы сохранялись в течение всей беременности и в течение нескольких месяцев.

Кроме того, отец Анны, церковный строитель, часто использовал циркулярную пилу в своей мастерской, примыкающей к дому. Этот связанный с отцом конфликт слуха воздействовал на слуховой аппарат на правой стороне мозга, затрагивая левое ухо.

Если конфликты являются интенсивными, слуховая констелляция вызывает чрезвычайную чувствительность к шуму и почти невыносимую «слуховую боль», особенно когда человек постоянно подвергается воздействию звуковых частот, связанных с конфликтом (в GNM мы говорим о треках конфликта).

Например, когда Анна слышала какие-то громкие звуки, она хлопала руками по ушам. Еще сильнее она реагировала на шум циркулярных пил.

В GNM мы также знаем, что, если ребенок «в констелляции» пока он еще развивается, зрелость ребенка обычно заканчивается в возрасте, когда второй конфликт воздействует на другое полушарие мозга (остановка зрелости).

Тем не менее, созревание только приостановлено. Как только одно из полушарий мозга «освобождается» от конфликта, ребенок может очень быстро догнать в развитии. Это было в случае с Анной.

Внутриутробные конфликты

Основываясь на своем всестороннем исследовании, доктор Хамер установил, что симптомы синдрома Дауна являются следствием биологических конфликтных шоков, которым подвергается плод во время эмбрионального развития, особенно в первом триместре беременности.

В психике человека «слуховые конфликты» соотносятся с вековыми биологическими кодами, сигнализирующими о потенциальных опасностях или угрозах.

Во время беременности плод может страдать от биологических конфликтов так же, как любой новорожденный, младенец, ребенок или взрослый.

Внутриутробные «слуховые конфликты» могут быть вызваны пронзительной музыкой, газонокосилками, шумными машинами, такими как сверлильные инструменты, которые удерживаются рядом с животом, постоянным громким уличным шумом, особенно от грузовиков, мотоциклов и автомобильных гонок, или шумом от пил или отбойных молотков как в случае с Анной.

Вопли и крики в ближайшем окружении также могут спровоцировать конфликт. В матке любые такие шумы воспринимаются особенно громко, потому что жидкость в амниотическом мешке является гораздо более сильным проводником звука, чем воздух.

Естественно, каждый ребенок индивидуален, поэтому громкие звуки автоматически не вызывают «слуховые конфликты» или любые другие конфликты как таковые у каждого будущего ребенка. Некоторые из них более чувствительны, чем другие.

Однако, если конфликты возникли, то именно субъективный опыт определяет, какие симптомы проявляются в результате конкретного шока. Это объясняет, почему у каждого ребенка с синдромом Дауна свой набор симптомов.

Исследование развития плода не оставляет сомнений в том, что во время беременности плод чувствует и ведет себя так же, как новорожденный. Это включает в себя реакцию плода на шум.

Беременные женщины часто чувствуют толчок или внезапный удар плода после внезапного громкого шума, например, хлопка дверью. Таким образом, звук, который плод слышит в матке во время ультразвуковых процедур, может быть гораздо более вредным, чем мы думаем.

Доктор Фатеми из Ультразвуковой Исследовательской Лаборатории Фонда Майо в Рочестере, штат Миннесота, обнаружил, что во время ультразвуковых исследований «плоды на самом деле находятся в возбужденном состоянии из-за громких шумов, которые они слышат», и что «ультразвуковые колебания звучат как высокие звуки пианино, примерно с такой же громкостью, что и приближающийся поезд метро.» (Ultra Hearing Fetus ACF NEWSOURCE)

Поскольку принято считать, что риск рождения ребенка у женщины с синдромом Дауна резко возрастает после 35 лет, матери более старшего возраста, как правило, проходят больше ультразвуковых исследований, чем женщины моложе.

Следовательно, повторные ультразвуковые процедуры могут быть реальной причиной того, что женщины этой возрастной группы чаще рожают ребенка с синдромом Дауна.

Вместе со слуховыми конфликтами у плода может возникнуть один или несколько дополнительных биологических конфликтов.

Например:

  • Моторные конфликты. Плод может воспринимать громкие шумы, включая ультразвук, как угрозу, воспринимаемую как «неспособность сбежать» и «ощущение застревания», что приводит к атрофии мышц и моторному параличу. Анна, например, имела неуклюжую походку и часто падала из-за частичного паралича обеих ног.
  • Конфликты разделения. Поскольку во время беременности еще нерожденный ребенок не может различать «безвредные» шумы, такие как бензопилы или отбойные молотки, и шумы, которые представляют потенциальную опасность для него или его матери, плод может испытывать чрезвычайный страх разлучения с матерью, особенно когда подавляющий шум заглушает успокаивающий звук ее сердца. Конфликты разделения вовлекают либо надкостницу («кожу», которая покрывает кости), вызывающую сенсорный паралич (онемение) в месте, где произошло разделение, либо эпидермис, приводящий к нейродермиту и другим кожным заболеваниям.
  • Конфликты выживания, вовлекающие собирательные трубочки почек и нервы, которые управляют глазными мышцами. Последние заставляют глаз(а) отклоняться в сторону. Вот почему Анна родилась с экзотропией (расходящееся косоглазие), ее левый глаз стремится наружу.
  • Конфликты панического страха, затрагивающие бронхи или гортань, в том числе речевой центр, который контролирует способность говорить.

Если пуповина обернута вокруг шеи, ребенок может испытать «страх удушья». Этот специфический тип конфликта вовлекает бокаловидные клетки бронхов.

В эмбриологии бокаловидные клетки считаются остаточными кишечными клетками. Во время роста и развития дыхательной системы из клеток слизистой оболочки кишечника образуются (энтодермальные) клетки альвеол легкого, созданные для обработки кислорода.

Функция бокаловидных клеток заключается в выработке жидкости в бронхах, что эквивалентно выработке пищеварительных соков в кишечнике.

Точно так же, как клетки кишечника размножаются при биологическом конфликте, связанным с «пищевым куском», количество бокаловидных островковых клеток немедленно увеличивается в ответ на шок от недостатка воздуха.

Биологическая цель дополнительных бокаловидных клеток состоит в том, чтобы увеличить выработку жидкости в бронхах, чтобы «воздушный кусок» можно было быстрее «переварить».

Во время фазы заживления бокаловидные клетки разрушаются с помощью туберкулезных бактерий. Однако, если процесс заживления непрерывно прерывается рецидивами конфликта, это вызывает муковисцидоз в бронхах или так называемый кистозный фиброз.

То же самое может произойти, когда пуповина перерезана слишком рано, потому что легким новорожденного нужно определенное время, чтобы привыкнуть к самостоятельному дыханию.

Частый конфликт, возникающий во время трудно-разрешаемых родов или в результате обращения с новорожденным, является конфликт территориального гнева, вовлекающий желчные протоки печени с гепатитом на этапе заживления.

ПРИМЕЧАНИЕ. Врожденные аномалии, такие как физические аномалии или пороки развития органа, возникающие во время развития плода, не связаны с биологическим конфликтом.

GNM В ПРАКТИКЕ

«В Германской Новой Медицине мы имеем очень четкое понимание того, как работать с биологическими конфликтами.

Однако за 40 лет работы врачом я видел сотни детей с синдромом Дауна. Я ни в коем случае не предполагаю, что лечить ребенка с болезнью Дауна — это легкая задача.

Мы также должны принять во внимание, что терапия требует прежде всего командной работы всей семьи, особенно матери. Кроме того, мы еще не знаем, какие симптомы обратимы, а какие нет.

Но, по крайней мере, теперь мы знаем, с чего начать, даже если впереди еще много работы — как для семьи, так и для ассистирующего терапевта, — чтобы такой маленький человек вернулся на правильный курс.

С одной стороны, это кажется почти невозможным. С другой стороны, обоснованная надежда на то, что в настоящее время существует реальная терапия и что людей с синдромом Дауна больше не нужно считать «неизлечимыми», может значительно расширить возможности семьи».

Доктор Хамер (Vermächtnis einer Neuen Medizin)

Чтобы помочь Анне разрешить ее конфликты слуха, родители приложили все усилия, чтобы убрать все громкие шумы в ее непосредственном окружении, особенно от визга круглых пил. Это было действительно большим испытанием для ее отца, чья работа в области органостроения требовала использования пил.

Родители были щедро вознаграждены. В течение нескольких месяцев физическое и умственное развитие Анны значительно улучшилось. Она выросла на целых 10 см, ходила нормально, умела произносить полные предложения, и ее страх перед громким шумом исчез. Она начала ходить в детский сад, где была полностью интегрирована как «нормальный» ребенок.

До этого такое замечательное выздоровление считалось невозможным. Для родителей Анны это было 100% подтверждением точности открытий доктора Хамера.

Трисомия 21

Поскольку все дети с синдромом Дауна имеют третью хромосому, прикрепленную к 21-й паре генов, медицинские исследователи пришли к выводу, что дополнительная хромосома 21 была причиной Дауна и ответственна за его различные симптомы.

Наиболее распространенным типом является так называемая «Свободная Трисомия 21», в которой каждая клетка человека с синдромом Дауна содержит 47 хромосом вместо 46. У Анны был диагностирован этот тип хромосом.

Осенью 2009 года на сайте был размещен английский перевод статьи об истории Анны из швейцарского журнала Zeitenschrift. Вскоре после этого мы связались с матерью Анны, чтобы запросить обновленную информацию о благополучии Анны, задав, в частности, вопрос о том, выявили ли какие-либо последующие тесты статус Трисомии 21. 19 октября 2009 года мы с большой благодарностью получили ответ.

Ниже приводится выдержка из письма. Чтобы защитить семью, мы не будем разглашать имя матери Анны.

Уважаемая доктор Марколин,


Я действительно очень рада, что могу рассказать вам о нашей Анне и ее самом приятном развитии.
Сейчас Анне 15 лет, и она учится в средней школе, где ей помогает репетитор. Она умеет читать и писать (хотя и с ошибками) и неплохо работает на компьютере и калькуляторе. Ее социальная интеграция в школе идет прекрасно. Анна — милая, милая, открытая и общительная девушка, которая очень ловко справляется с ежедневными задачами своей жизни. Что касается ее внешности, многие люди вообще не видят, что у нее синдром Дауна.
Это подводит меня к вопросу о генах. Проверка двухлетней давности, к удивлению всех участников, показала, что у Анны все еще есть Свободная Трисомия 21.

Это революционно! Тот факт, что Анна так заметно улучшилась, хотя у нее все еще есть третья 21-я хромосома, является ярким свидетельством того, что настоящие симптомы синдрома Дауна вызваны не Трисомией 21, а биологическими конфликтами, возникшими до рождения. Прежде всего, это показывает, что симптомы Дауна обратимы, если разрешены конфликты слуха.

Анна в возрасте 15 лет

https://learninggnm.com/SBS/documents/understanding_genetic_diseases.html


Поделиться: